Главная » Статьи » История Змиевщины

Антиполовецкие походы 1111 и 1116 гг. в район Шаруканя-Чешуева-Змиева



Publ ID: 1652273850-486

УДК 908 (477.54)
ББК 63.3 (4УКР-4ХАР-2)

АНТИПОЛОВЕЦКИЕ ПОХОДЫ 1111 И 1116 гг. В РАЙОН ШАРУКАНЯ-ЧЕШУЕВА-ЗМИЕВА

_____________________
© Ю. А. Коловрат-Бутенко 
(OrcidID: 0000-0002-3294-3308, Google Scholar ID: uS94OvgAAAAJ),
Змиевское научное краеведческое общество

Города Шарукань (варианты в летописях: Чешуев, Чевшлюев, Торукань, Осенев), Сугров (Юсугров, Сугроб, Зубров), Балин (Галин, Балис) [1] упоминаются в XII в., в связи с русско-половецкими войнами. В советское время считалось, что города Шарукань и Сугров располагались в бассейне Северского Донца и, наряду с Судаком в Крыму, были важными торговыми центрами Половецкой земли [2]. Сложилось мнение, что Шарукань возник на базе поселения алан и был зимним убежищем половцев [3]. В последнее время противоположную точку зрения высказал О. Б. Бубенок. Исследователь отмечает, что в событиях 1111 г. половцы не упоминаются при входе русского войска в Шарукань и при сожжении Сугрова, т. е. ранней весной их в районе этих городов не было. Кочевники круглогодично кочевали в меридиональном направлении. В данном случае половцы со своими ханами должны были кочевать в приазовских степях на юге, а ближе к лету должны были подходить к северным границам своих владений, где находился Шарукань. Весною они должны были быть на половине пути, т. е. в среднем течении Северского Донца. Таким образом, считает О. Б. Бубенок, Шарукань, Сугров и Балин могли быть летней, а не зимней резиденцией придонецких половцев [4].

По словам С. А. Плетнёвой, захват южнорусских степей половцами начался с самого плодородного, самого богатого пастбищами, необходимыми для выпаса коней и крупного рогатого скота, района – с донецких, нижнедонских и приазовских степей. Эти же земли освоили в начале своего движения печенеги, их же в VIII в. заняли в первую очередь кочевые орды болгар, вытесненные из Восточного Приазовья хазарами. К XI в. какие-то остатки древнеболгарского полуоседлого населения, несмотря на тяжело пережитое им печенежское нашествие, оставались на берегах рек донского бассейна и Приазовья. Кроме того, в верховьях Северского Донца, в глухих, малодоступных для кочевой конницы местах, обитали ещё прежние хозяева лесостепной окраины Хазарского каганата – аланы. Правда, археологические исследования поселений, принадлежавших аланам и болгарам, дают нам неопровержимые доказательства гибели этих поселений не позже начала X в., т. е. под ударами печенежских полчищ. Однако история не знает примеров тотального уничтожения населения в периоды даже самых жестоких войн и самых страшных нашествий. Значительное количество людей, преимущественно женщин, детей, а также мастеров и мастериц, попадает в рабство, причём нередко их оставляют на старых пепелищах, и они постепенно, хотя и не полностью, восстанавливают разрушенные посёлки [5].

Характерно, что антропологическое обследование черепов кочевников X–XIII вв. показывает, что население того времени внешне почти не отличалось от жителей степей VIII – начала X в. Весьма существенно также, что в южнорусских степях, особенно часто в бассейне Северского Донца, попадаются погребения XII–XIII вв., сохраняющие в погребальном обряде черты, позволяющие их связывать с прежними насельниками степей – подданными Хазарского каганата. Это, во-первых, не типичная ни для печенегов, ни для половцев меридиональная ориентировка покойников (головами на север или юг), нередкая у древних болгар и алан; во-вторых, наличие в могилах подсыпки из мела или угольков и некоторые другие признаки. Например, именно здесь, на берегах Донца и нижнего Дона, кочевники в половецкое время особенно широко пользовались вещами, изготовленными и распространенными в предыдущую хазарскую эпоху: зеркалами, копоушками, глиняной посудой и т. п. Таким образом, первым компонентом, безусловно влившимся в половецкую этническую общность и в какой-то степени повлиявшим на изменение физического облика кипчаков, было незначительное численно, но устойчивое культурно население, входившее ранее в Хазарский каганат [6].

Теперь рассмотрим сообщения летописей более подробно. В марте 1111 г. князья Святополк, Владимир и Давыд с сыновьями предприняли поход в Половецкую землю к городам, расположенным на Северском Донце. Целью похода, по-видимому, было нанесение превентивного удара по половцам, с разорением их материальной базы. Князья вышли во второе воскресенье Великого поста, в пятницу дошли до Сулы, в субботу были на Хороле, где бросили сани; в крестопоклонное воскресенье пошли от Хорола и достигли Псла; оттуда пошли и стали на реке Голте, где дождались остальных воинов и пошли к Ворскле; здесь в середу целовали крест и двинулись далее, перешли много рек и во вторник на шестой неделе достигли Северского Донца. 21 марта, надев брони и выстроив полки, князья пошли к половецкому городу Шаруканю, причём Владимир велел священникам своим ехать перед полками и петь молитвы. Жители Шаруканя вышли навстречу князьям, поднесли им рыбу и вино. Русские переночевали тут и на другой день, в среду (22 марта), пошли к другому городу, Сугрову, и зажгли его; в четверг пошли с Донца [7]. В. Н. Татищев, вероятно опираясь на сведения Иоакимовской летописи, повествует более детально. После прибытия к Шаруканю князья «послали граждан спросить, хотят ли противиться или милости просить и град отворить, дабы от них ни един не погиб. Граждане же, изнесше хлебы, рыбы и мёд, просили князей о милости, чтоб град их не разорять. И взяв князи от них откуп, токмо одну ночь пребыв, заутро в среду пришли к Сугрову граду и тако ж наперёд к ним объявить послали. Но сии не похотели покориться, надеяся на крепость града и множество людей, гордый ответ прислали. Князи же, оступя отовсюду, вскоре град зажгли, а людей, мало пленя, побили». Убитых половцев было более 10 000 чел. и несколько тысяч взято в плен [8].

Битва с половцами

Рис. 1. Битва с половцами (миниатюра Радзивиловской летописи)

В пятницу, 24 марта, половцы собрались на потоке Дегея (Дегая), выстроили полки свои и двинулись против русских. Князья возложили всю надежду на Бога, говорит летописец, и сказали друг другу: «Помереть нам здесь; станем крепко!» перецеловались и, возведя глаза на небо, призывали Бога Вышнего. И Бог помог русским князьям: после жестокой битвы половцы были побеждены, и пало их много. На другой день русские праздновали Лазарево воскресение и Благовещение, а в воскресенье пошли дальше. В страстной понедельник собралось опять множество половцев, и обступили полки русские на реке Сальнице. Когда полки русские столкнулись с полками половецкими, то раздался точно гром, брань была лютая, и много падало с обеих: сторон; наконец, выступили Владимир и Давыд с своими полками; увидавши их, половцы бросились бежать и падали пред полком Владимировым, невидимо поражаемые ангелом; многие люди видели, как головы их летели, ссекаемые невидимою рукою. Святополк, Владимир и Давыд прославили Бога, давшего им такую победу на поганых; русские взяли полона много – скота, лошадей, овец и колодников много побрали руками. Победители спрашивали пленных: «Как это вас была такая сила, и вы не могли бороться с нами, а тотчас побежали?» Те отвечали: «Как нам с вами биться? Другие ездят над вами в бронях светлых и страшных и помогают вам». Это ангелы, прибавляет летописец, от Бога посланные помогать христианам; ангел вложил в сердце Владимиру Мономаху возбудить братьев своих на иноплеменников. Так, с Божьею помощью, пришли русские князья домой, к своим людям со славою великою, и разнеслась слава их по всем странам дальним, дошла до греков, венгров, ляхов, чехов, дошла даже до Рима [9].

Судя по тому, что Владимир Мономах приказал подходить к городку с пением молитв, можно предполагать, что он знал (или догадывался) о проживании в городе христиан и таким образом подавал им сигнал. Соглашаясь с С. А. Плетнёвой [10], предположим, что скорее всего, шаруканскими христианами были асы-ясы-аланы, оставшиеся в степях после прихода сюда печенегов, а затем половцев, бывшие подданные Хазарского кагана. Как и их сородичи – аланы, жившие в предгорьях Кавказа, – они, вероятно, в массе своей приняли христианство [11]. Не подлежит сомнению, что христиане и земледельцы аланы с большой охотой перешли под власть русских князей.

Второе сообщение летописи, относящееся уже к 1116 г., повествует уже о трёх городах, принадлежавших половцам: «...посла Володимеръ сына своего, Всеволода, на Дон и взяша три грады: Соугровъ, Шароукань, Балинъ и селъ много...» [12]. В. Н. Татищев, в своей «Истории Российской» дополняет летопись: «Того ж году Ярополк со Всеволодом Ольговичем ходил на половцов к Донцу и, взяв три города половецкие, Балин, Чевшлюев и Сугров, со многим полоном и имением возвратились. Взял же прекрасную девицу, дочь князя яского и, пришед в Киев, с нею венчался» [13]. Как видим, Сугров также был населён аланами (ясами).


ССЫЛКИ

  1. ПСРЛ. СПб., 1846. Т. 1. С. 128; ПСРЛ. СПб., 1843. Т. 2. С. 7–8, 291; ПСРЛ. СПб., 1856. Т. 7. С. 22; Татищев В. Н. Собрание сочинений. М., 1995. Т. II и III. История Российская, часть вторая. С. 125; Барсов Н. П. Географический словарь Русской земли (XI–XIV ст.). Вильна, 1865. С. 3, 48, 191; Багалей Д. И., Миллер Д. П. История города Харькова за 250 лет его существования (1655–1905). Историческая монография: В 2 т. Репринт. изд. Х., 1993. Т. 1: XVII–XVIII вв. С. 24; Кудряшов В. К. Половецкая степь. М., 1948. С. 121.
  2. Половці // Українська радянська енциклопедія / Гол. ред. М. П. Бажан. К., 1963. Т. 11. С. 343; Рутковська Л. М. Половецька земля // Радянська енциклопедія історії України. К., 1971. Т. 3. С. 410.
  3. Шарукань // Большая советская энциклопедия / Глав. ред. А. М. Прохоров. 3-е изд. М., 1978. Т. 29. С. 295.
  4. Бубенок О. Б. Шарукань, Сугров, Балин – поселения городского типа на половецко-русском пограничье // Материалы конференции ХХХI Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР Владимира Терентьевича Пашуто «Восточная Европа в древности и средневековье. Ранние этапы урбанизации» (Москва 17–19 апреля 2019 г.). М., 2019. С. 31.
  5. Плетнёва С. А. Половцы. М., 1990. С. 37–38.
  6. Там же. С. 38.
  7. ПСРЛ. СПб., 1846. Т. 1. С. 128; ПСРЛ. СПб., 1843. Т. 2. С. 288–289; ПСРЛ. СПб., 1856. Т. 7. С. 22.
  8. Татищев В. Н. История Российская. М., 1773. Кн. II. С. 207, 209.
  9. ПСРЛ. СПб., 1846. Т. 1. С. 128; ПСРЛ. СПб., 1843. Т. 2. С. 289; ПСРЛ. СПб., 1856. Т. 7. С. 22.
  10. Плетнёва С. А. Половцы. М., 1990. С. 60.
  11. Целенаправленная просветительская деятельность среди алан началась в начале X в., при патриархе Николае Мистике. Официальное принятие христианства аланами относится к периоду 912–916 гг. В это же время возникает Аланская архиепископия, которая в конце X в. в нотициях упоминается уже как митрополия. См.: The Cambridge history of the Byzantine empire c. 500–1492 / Edited by Jonathan Shepard. Cambridge, 2008. P. 320; Туаллагов А. А. Христианство и аланы Северного Кавказа // Оssethnos.ru. URL: http://ossethnos.ru/history/8-xristianstvo-i-alany-severnogo-kavkaza.html (дата обращения 03.05.2022).
  12. ПСРЛ. СПб., 1843. Т. 2. С. 7.
  13. Татищев В. Н. Собрание сочинений. М., 1995. Т. II и III: История Российская, часть вторая. С. 131.


Ссылка на эту статью:
Коловрат-Бутенко Ю. А. Антиполовецкие походы 1111 и 1116 гг. в район Шаруканя-Чешуева-Змиева // История Змиевского края. Змиев. 11.05.2022. URL: https://colovrat.org/publ/1-1-0-486


Похожие статьи

Поделиться статьёй
Рубрика: История Змиевщины | Дата публикации: 2022-05-11 | Просмотров: 174 | Ключевые слова: Шарукань | Рейтинг: 5.0/1