Главная » Статьи » История Змиевщины

Шарукань – Змиев? История вопроса



Publ ID: 1652010013-485

УДК 908 (477.54)
ББК 63.3 (4УКР-4ХАР-2)

ШАРУКАНЬ – ЗМИЕВ? ИСТОРИЯ ВОПРОСА

_____________________
© Ю. А. Коловрат-Бутенко 
(OrcidID: 0000-0002-3294-3308, Google Scholar ID: uS94OvgAAAAJ),
Змиевское научное краеведческое общество

На сегодняшний день известен Змиевской археологический комплекс (городище, селище и могильник), расположенный на Змиевом кургане и исследовваный в 1993 г. А. Г. Дьяченко и М. В. Любичевым [1]. В археологии этот памятник ввиду его близости к с. Гайдары получил название Гайдары-1. Нам же видится более целесообразным называть его Змиев-2, так как ещё ранее, в хазарское время в горней части современного города Змиева могло существовать городище салтово-маяцкой археологической культуры. Практически оно не найдено и не исследовано, поскольку Гора – это частный жилой сектор и Центральное кладбище, раскопки там невозможны. Но теоретически наличие в раннесредневековое время крепости здесь обосновал В. К. Михеев. По мнению исследователя, Змиев расположен в центре экономического микрорайона салтовской культуры и фактически образует одно из гнёзд поселений [2]. Это поселение мы будем условно именовать Змиев-1. Остаётся открытым вопрос о его названии в Средние века, этнической и религиозной принадлежности населения. Кроме того, изучая средневековый период истории Змиева, невозможно пройти мимо проблемы локализации летописного половецких городов Шаруканя (варианты в летописях: Чешуев, Чевшлюев, Торукань, Осенев), Сугрова (Юсугров, Сугроб, Зубров), Балина (Галин, Балис). Половецкими эти населённые пункты были названы в силу того, что находились под контролем придонецких половцев. Конкретная локализация данных городов неоднократно рассматривалась исследователями. 

В. Ф. Миллер, Ю. В. Готье, Ю. А. Кулаковский локализовывали указанные населённые пункты на Нижнем Дону [3]. Но ещё В. Н. Татищев показал, что летописный «Дон» – это современный Донец. Позже, это же было убедительно доказано Б. А. Рыбаковым.

Н. Я. Аристов настойчиво утверждал, что летописный Шарукань располагался на месте современного Харькова. Данное предположение до сих пор популярно среди харьковских учёных, что находит своё отражение в учебной литературе [4]. 

Город Харьков в эпоху средневековья действительно существовал. Но отождествлять его с Шаруканем неверно. Начиная с XII в. в арабской географической литературе появляются названия некоего города – Каракартия (у Идриси), Каркаяна (у Ибн-ал-Варди), Каркабан (у Ибн-Аяс). По убеждению Б. А. Рыбакова речь идёт о Харькове [5]. Это мнение кажется правдоподобным. С точки зрения этимологии есть все основания вывести топоним Харьков из Каркаяны или Каркабана.

Летописный Шарукань не может быть локализован на месте современного Харькова по двум причинам. Во-первых, достоверно известно, что на момент похода Владимира Мономаха на половцев на территории теперешней станции Карачёвки (с. Поколтиловка в черте Новобаварского района Харькова) существовал славянский город Донец. То, что он был славянским и входил в состав Переяславского княжества, бесспорно и подтверждается данными археологии. И если допустить, что Шарукань располагался на месте нынешнего Харькова, то выходит несуразица: город, подконтрольный половцам, оказывается в тылу русских земель, за городом Донцом. Во-вторых, если допустить локализацию Шаруканя на территории Харькова, то получится, что в своём походе русское войско совершило ненужный крюк. По этому поводу Д. И. Багалей и Д. П. Миллер пишут: «в Воскресенском списке летописи сказано, что князья исполчившись пошли с Дона (т. е. с Донца) на Шарукань; следовательно, Шарукань должен был находиться, по-видимому, на некотором расстоянии от Донца; и такому условию удовлетворяет Харьков. Но в таком случае русские князья должны были сделать ненужный напрасный крюк: продвигаясь постоянно в юго-восточном направлении, они подошли, наконец, к Донцу, а потом опять принуждены были бы, чтобы добраться до Харькова, возвращаться назад на запад, между тем как им гораздо проще было сначала подойти к Харькову, а потом уже к Донцу» [6]. Поэтому локализацию Шаруканя на месте Харькова следует считать ошибочной.

В. А. Городцов, В. В. Мавродин и Б. А. Рыбаков отождествляли Шарукань с Донецким городищем на территории современного Харькова [7]. Позже данная гипотеза была опровергнута и доказано, что Донецкое городище является остатками летописного города Донца, упоминаемым в «Слове о полку Игореве» и летописях. В частности, это было убедительно показано в монографической работе Б. А. Шрамко [8] и стало общим местом в научной и справочной литературе [9].

Н. В. Сибилёв предпринял попытку отождествить некоторые половецкие города с определёнными археологическими памятниками. Так, он считал, что остатки Шарукани – это Теплинское городище, расположенное на правом берегу Донца у с. Богородичного, Донецкой области; Сугров – это Сидоровское городище, расположенное в 10 км по прямой от предыдущего у с. Сидорово; Балин – это городище, которое находится в 4 км к югу у с. Маяки, в урочище Царино (Плоское) [10].

Однако в 1957 г. Б. А. Шрамко тщательно осмотрел Теплинское городище и снял его план. Всё городище покрыто лесом и задерновано. Во время осмотра его территория была во многих местах изрезана окопами и ямами от землянок военного времени. Осмотр обнажений показал, что культурный слой городища насыщен очень слабо и вовсе не свидетельствует о том, что здесь был хорошо известный летописцу город. Кроме кремневых отщепов, здесь удалось найти лишь несколько фрагментов керамики салтовской культуры. По данным И. И. Ляпушкина Сидоровское городище и Городище у с. Маяки также относятся к памятникам салтовской культуры. Во время разведок, проводившихся в I960 г. Б. А. Шрамко, здесь также был найден только салтовский материал VIII–X вв. Салтовский материал из раскопок на Маяцком городище имеется также в областном музее г. Донецка. Никаких находок XII в., которые можно было бы связывать с половцами или с каким либо другим населением, здесь нет [11].

В. К. Кудряшов помещал Шарукань, Сугров и Балин на правом берегу Донца, между г. Изюм и устьем речки Казённый Торец, отождествляя их с Сидоровским и Богородичным городищами [12]. При этом исследователь ссылался на устное сообщение археолога Н. В. Сибилёва о наличии на указанных памятниках материалов половецкого времени. Эта локализация является необоснованной с точки зрения географии, археологических данных и этимологии названий городов. С. А. Плетнёва обследовала Сидоровское и Богородичное городища и датировала их VIII–IX вв. По её мнению, это тип городищ с земляными валами салтово-маяцкой культуры. Третьим городищем, расположенным на этом участке Северского Донца, является Маяцкое. Оно также датировано VIII–IX вв. [13]. Таким образом, с археологической точки зрения предположение К. В. Кудряшова не подтвердилось. 

Б. А. Рыбаков считал, что Шарукань, Сугров и Балин соответствуют крепостям Тахркумука (Астаркуза), Ловсара (Бусара) и Яровна (Баруна) на р. Русии, о которых сообщает арабский географ XII в. Идриси. При этом исследователь отождествлял Шарукань с Донецким или (как вариант) Хорошевским городищем, Сугров – с Мохначанским или Кабановым. Относительно Балина Б. А. Рыбаков никаких предположений не сделал, сославшись на отсутствие данных [14]. Хотя на рисунке 8 пунктиром указан круг возможной локализации Балина у впадения Мжи в Донец. Здесь указаны три поселения, которые можно соотнести с современными Замостьем, Змиевом и Змиевым городищем (Гайдары-1) [15].

С. А. Плетнёва считала, что Шарукань необходимо локализовать на месте современного Чугуева, Сугров – на месте Змиева, а Балин, скорее всего, находился где-то в районе сёл Гайдары и Коропово [16], конкретнее – на Змиевом городище (Гайдары-1, урочище Буцура) [17]. Характерно, что в фундаментальном издании «Степи Евразии в эпоху Средневековья» исследовательница называет Шарукань, Сугров и Балин русскими [18].

Расположение Шаруканя, Сугрова и Балина

Рис. 1. Расположение Шаруканя, Сугрова и Балина (по С. А. Плетнёвой) обозначено цифрой 10

Е. И. Прицак и И. Г. Добродомов предполагали, что название крепости Шарукань произошло от имени половецкого хана Шарукана, кочевавшего в бассейне Северского Донца. По их мнению, в алтайских языках эта лексема имела значение «дракон, змей». Отсюда гипотеза, что топонимы Чешуев, Змеев являются славянским переводом [19].

В одной из своих работ мы, в целом соглашаясь с С. А. Плетнёвой, соотносили летописные и современные города несколько иначе: Шарукань – Змиев, Сугров – Чугуев, Балин – Гайдары-1 [20]. К этой же точке зрения склоняются В. В. Скирда, Б. П. Зайцев и А. Ф. Парамонов: «раскопки на территории г. Змиева дали основание харьковским археологам утверждать, что город Шарукань находился как раз на месте этого современного города» [21]. В последнее время наиболее предпочтительной гипотезой о локализации Шаруканя, Сугрова и Балина южнее Харькова в районе Змиева счёл О. Б. Бубенок [22]. Более конкретно, исследователь соотносит Шарукань со Змиевым городищем, а Сугров – с Чугуевским или Донецким [23].

А. Н. Зинченко, оставляя решение вопроса конкретной локализации Шаруканя на будущее, тем не менее вносит ряд конструктивных предложений. Во-первых, исследователь считает, что Сугров имел размеры больше Шаруканя. Аргументом тому – слова В. Н. Татищева: «… сии не хотели покориться, надеяся на крепость града и множество людей, гордый ответ прислали». Во-вторых, А. Н. Зинченко определяет критерии, которым должны соответствовать Шарукань и Сугров, и как следствие, сужает круг поиска городищами, расположенными между Печенегами и Чугуевом [24].

Подводя итог сказанному, можно предварительно отождествить летописный Шарукань с тем поселением, которое располагалось на территории современного города в районе Горы (Змиев-1) или со Змиевым городищем (Змиев-2). В пользу этого говорит этимология и характер населения: христианское, этнически неоднородное. Сугров же соответствует либо Чугуеву (укреплённое большое поселение), либо одному из городищ вблизи его. Для локализации Балина пока нет достаточных данных.

 

ССЫЛКИ

  1. См.: Дьяченко А. Г., Михеев В. К. Древнерусский археологический комплекс XII–XIII вв. у с. Гайдары (Змеев курган) // Хазарский альманах. Х.; К.; М., 2004. Т. 2.
  2. Михеев В. К. Северо-западная окраина Хазарии в свете новых археологических открытий // Хазарский альманах. К.; Х., 2004. Т. 3. С. 77, 78, 90.
  3. Миллер В. Ф. Осетинские этюды. М., 1887. Т. III. С. 68; Кулаковский Ю. А. Аланы по сведениям классических и византийских писателей. К., 1899. С. 46; Готье Ю. В. Ясы-Аланы в ранней русской истории // Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. 1927. Т. 1 (58). С. 17.
  4. См., напр.: Ярещенко А. П. Таїни топонімічних назв Харківщини. На допомогу українському словесникові. Х., 2018. С. 116–117; Історія міста Харкова / Упор. О. Є. Кононенко. Х., 2001. С. 30–31; Харківщинознавство / За ред. Л. Д. Покроєвої, В. Е. Лунячека. Х., 2004. С. 39–40.
  5. Мачулин Л. И. Тайны подземного Харькова. Х., 2005. С. 113.
  6. Багалей Д. И., Миллер Д. П. История города Харькова за 250 лет его существования (1655–1905). Историческая монография: В 2 т. Репринт. изд. Х., 1993. Т. 1: XVII–XVIII вв. С. 24.
  7. Городцов В. А. Донецкое городище // Труды XII Археологического съезда в Харькове 1902 г. М., 1905. Т. 1. С. 110; Мавродин В. В. Очерки истории Левобережной Украины. Л., 1940; Рыбаков Б. А. Русские земли по карте Идриси 1154 года // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. 1952. Вып. XLIII. С. 20–25, 214.
  8. Шрамко Б. А. Древности Северского Донца. Х., 1962. С. 372–390.
  9. Толочко П. П. Донець // Радянська енциклопедія історії України. К., 1970. Т. 2. С. 62; Донець // Українська радянська енциклопедія. К., 1961. Т. 4. С. 298.
  10. Шрамко Б. А. Древности Северского Донца. Х., 1962. С. 329.
  11. Там же. С. 329–330.
  12. Кудряшов В. К. Половецкая степь. М., 1948. С. 112–118.
  13. Плетнёва С. А. Половецкая земля // Древнерусские княжества X–XIII вв. М., 1975. С. 270–271.
  14. Рыбаков Б. А. Русские земли по карте Идриси 1154 года // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. 1952. Вып. XLIII. С. 24–25, 39, 40.
  15. Там же. С. 21.
  16. Плетнёва С. А. Половцы. М., 1990. С. 62–63.
  17. Плетнёва С. А. Половецкая земля // Древнерусские княжества X–XIII вв. М., 1975. С. 270–271.
  18. Археология СССР: В 20 т. / Глав. ред. Б. А. Рыбаков. М., 1981. Т. 17: Степи Евразии в эпоху Средневековья. С. 221.
  19. Pritsak O. The Polovcians and Rus’ // Archivum Eurasiae Medii Aevi. Wiesbaden, 1982. Vol. 2. P. 335; Добродомов И. Г. Роль этимологии в локализации старых географических объектов // Проблемы исторической географии России. М., 1982. Вып. 1. С. 81–83.
  20. Коловрат Ю. А. Змиево городище: Краткий краеведческий очерк. Изд. 3-е, исп. и доп. Змиев, 2009. С. 19.
  21. Скирда В. В., Зайцев Б. П., Парамонов А. Ф. Из глубины веков: К истории города Харькова. Х., 2003. С. 52.
  22. Бубенок О. Б. Шарукань, Сугров, Балин – поселения городского типа на половецко-русском пограничье // Материалы конференции ХХХI Чтения памяти члена-корреспондента АН СССР Владимира Терентьевича Пашуто «Восточная Европа в древности и средневековье. Ранние этапы урбанизации» (Москва 17–19 апреля 2019 г.). М., 2019. С. 29–30.
  23. Бубенок О. Б. Ясы и бродники в степях Восточной Европы (VI – начало XIII вв.). К., 1997. С. 105–106.
  24. Зінченко О. М. Таємниця Шарукані // Харьковский историко-археологический сборник. Х., 2009. Вып. 5. С. 26, 27.

 

Ссылка на эту статью:
Коловрат-Бутенко Ю. А. Шарукань – Змиев? История вопроса // История Змиевского края. Змиев. 08.05.2022. URL: https://colovrat.org/publ/1-1-0-485


Похожие статьи

Поделиться статьёй
Рубрика: История Змиевщины | Дата публикации: 2022-05-08 | Просмотров: 505 | Ключевые слова: Шарукань | Рейтинг: 5.0/1